Александр Шаров, костариканец, студент Московского Авиационного института

Александр – сын нашей соотечественницы Елены Шаровой, родился и вырос в г. Гуапилес, в провинции Лимон. Жизнь была тяжелой, без отца, однако мать с детства заметила в нем артистический талант. С 12 лет Алекс жил в Сан-Хосе со своей старшей сестрой и учился в знаменитой музыкальной школе «Консерваторио Кастелья». Тем не менее, в Москве он решил получить более серьезную специальность и поступил в МАИ. Позади три года учебы, осталось еще два до диплома. Музыку Алекс тоже не оставляет, она помогает ему каждый день.

Истории о веселом костариканце по прозвищу «Пилесгуа» (перевернутое слово «Гуапилес») давно ходили среди коста-риканского студенчества в Москве; вскоре все узнали, что он женился на красавице Елене и по окончании учебы увез ее к себе на родину, в Гуапилес. В те годы этот город казался недостижимо далеким! Ведь дорога туда шла по высоким горам, мимо вулкана Турриальба. А затем мы с большим огорчением узнали, что Пилесгуа погиб в автомобильной катастрофе… Елена осталась с маленькой дочерью.

И вот совсем недавно оказалось, что Елена прекрасно устроилась на работу, вырастила не только дочь, но еще и сына, а затем вышла замуж второй раз за очень приятного человека и родила еще третьего сына. Сейчас их дом – полная чаша! Особенно, когда приехал на каникулы Александр.

– Алекс, будем разговаривать по-русски или лучше по-испански?

– Лучше по-испански! Правда, я за три года кое-как научился разговаривать по-русски, но до учебы в России языка совсем не знал, поэтому предпочитаю общаться на испанском языке. В детстве мама много пропадала на работе, и я русского языка совсем не слышал, поэтому не научился говорить.

– Но всё-таки вы оказались на родине своей матери, в России!

– Да, мама мне всегда рассказывала про Россию, старалась передать русскую культуру, музыку, еду, моральные ценности, привычки и традиции. Поэтому я с детства мечтал поехать учиться в Россию. И вот наконец, моя мечта сбылась.

alexander-sharova-22

– Но расскажите сначала, где вы учились до этого.

– Я закончил начальную школу в родном городе, Гуапилесе, и еще тогда мне нравилось заниматься в театральном кружке. Мама заметила, что у меня есть склонность к искусству, и записала меня в музыкальную школу, знаменитую в Коста-Рике – «Консерваторио Кастелья». Конечно, ездить туда из Гуапилеса было бы совершенно невозможно, но к тому времени моя старшая сестра уже переехала в Сан-Хосе, училась там в университете и снимала квартиру. Вот я и поехать жить с ней в 12-летнем возрасте. Сначала я записался на курс театра, ведь в Кастелье есть большое разнообразие артистических направлений, но затем перешел на музыку, учился игре на гитаре. Закончил 11-й класс как специалист по классической гитаре.

alexander-sharova-23

– И после этого где вы учились?

– Я хотел сразу ехать на учебу в Россию и  учиться медицине. Однако для этой специальности у меня не было необходимых реквизитов: в Консерватории я в последние годы средней школы не учил ни физики, ни химии. Так что пришлось подтягивать эти предметы. Я записался в Национальный университет заочного обучения (UNED) на специальность преподавания математики и стал там учить математику и физику. Одновременно, чтобы времени не терять, поступил в Университет Коста-Рики, на обязательный подготовительный курс. А чтобы не забывать гитару, ходил также на занятия в Национальный университет. Так я провел первый после школы учебный год, в поездках из Эредии в Сан-Хосе.

На второй год я попытался снова подать документы на стипендию в России, но, к сожалению, в том году РУДН не выделил мест для Коста-Рики, так что снова не получилось. К тому времени в Университете Коста-Рики я начал занятия по инженерной специальности, и мне очень понравилась математика, физика и вообще точные науки. Кроме того, у меня там был один приятель, увлеченный космонавтикой и авиацией, и он меня заразил своей страстью к полетам. Тогда и я начал мечтать о специальности инженера по авиационно-космической технике. И занятия гитарой тоже не оставлял. Одновременно записался на курс русского языка.

На третий год я снова обратился в Российское Посольство, и тогда у них изменилась система, абитуриентам разрешили выбирать себе университет по вкусу по всей стране. Я искал, искал, однако такой специальности, как я хотел, нигде не было. Тогда я выбрал специальность по авиационным моторам. И на этот раз получилось, я поехал в Россию.

– Куда вас сначала распределили?

– Сначала я поехал в Москву, остановился на пару недель у своего дяди, сейчас покойного. Там я начал общаться кое-как на русском языке, приобщился к русской культуре. И затем поехал в Волгоград на подготовительный факультет. Было большой неожиданностью оказаться в этом городе, я о нем ничего не знал. Там со мной был еще один костариканец, Оскар. В аэропорту нас встречал кубинец Сенелио, это такой типаж, о нем можно рассказывать очень долго. Сенелио постоянно жил в Волгограде уже несколько лет. Он нас очень сердечно встретил, устроил, всячески помогал, как родной отец. Это было начало сентября, погода была довольно жаркая.

– И как вас встретил университет, как русского или как костариканца?

– Как костариканца, конечно. Я тогда еще носил «дредлоки», по-русски говорил только пару слов. Но потом остриг волосы и стал привыкать к стилю жизни в «общаге», Сенелио мне помогал советами. В частности, было только два душа на этаж, приходилось занимать очередь заранее, чтобы не опоздать на уроки. В университете все удивлялись, что у меня фамилия «Шарова» по матери, как будто я женщина. Но я им объяснил, что поскольку моя мать не вышла замуж за моего отца, то дала мне свою фамилию, и в Регистре Коста-Рики меня записали буквально так же, как и в её документах! В Волгограде я жил очень весело, с первого дня везде ходил и со всеми разговаривал безо всякой робости, очень быстро начал разговаривать на русском языке. Всё-таки моя русская половина дала себя знать. Так как я человек активный, участвовал в студенческой самодеятельности, играл на гитаре, меня посылали на всякие концерты и конкурсы, получал там награды, было интересно. Подружился там с одним русским парнем по имени Денис, он меня приглашал к себе домой.

alexander-sharova-19

– А как вам потом удалось попасть в Москву?

– Когда подходил к концу первый год моего обучения, я обратился в Деканат университета, и так как у меня были очень хорошие отношения с деканом, то мне пошли навстречу, предложили четыре разных университета на выбор, в разных городах, предложили даже поменять специальность по желанию. И я, конечно, выбрал Москву, ведь там очень сильное образование, кроме того, там жил мой дядя. И меня распределили в МАИ.

– И вы там уже проучились два года?

– Да. Там по приезду я познакомился с костариканцем Давидом, он к тому времени был уже опытным «москвичом», ввел меня в курс дела. Сейчас он закончил аспирантуру в РУДН, скоро приедет. Я занимаюсь в группе иностранных студентов, в основном там все из Малайзии, они ребята молчаливые, и я с ними особо не дружу. С русскими студентами мы встречаемся на поточных лекциях, но общение тоже в основном поверхностное, они все помоложе меня.

Что касается учебы, за эти два года я не всегда получал отличные оценки, ведь стипендия от этого не зависит, как мне объяснили, так или иначе мне дают всего 1 500 рублей ($ 23), этих денег даже не хватает, чтобы платить за общежитие. Моя мать мне присылает $ 400 долларов в месяц. Я не очень старался, потому что все эти предметы я уже проходил в Университете Коста-Рики, поэтому мне было неинтересно. Я старался подрабатывать в свободное время. Но в оставшиеся два года я буду больше уделять внимание учебе, когда начнутся более сложные инженерные предметы, ведь недоучка потом не сможет хорошо работать. Сейчас у нас начался один очень интересный предмет – аэродинамика. Мне нужно будет поискать хорошего профессора, чтобы руководил моей дипломной работой, но об этом еще рано думать.

– А в общественной жизни студентов участвуете?

– В художественной самодеятельности я в МАИ, как ни старался, не смог участвовать, в этом институте всё слишком замкнуто, для своих, по-моему, просто плохо организовано. А что касается студенческих федераций, я как-то с ними не сближался, у меня сейчас другие интересы.

– Расскажите немного о бытовых условиях студентов.

– В общежитии МАИ мы живем блоками, у нас одна ванная комната на две комнаты, в одной комнате 2 человека, в другой 3, это довольно удобно. Сначала я жил с двумя парнями из Йемена, также был один таджик и один белорус. Потом белорус поменял комнату, потому что хотел жить с русскими. Теперь я живу вдвоём с таджиком. Арабы ведут себя культурно, они очень хорошие люди. Правда, иногда бывают разногласия из-за бытовых проблем, у мусульман есть привычка поливаться водой после использования туалета, они оставляют весь пол мокрым, поэтому мы с ними спорим. Но эти детали вполне можно пережить. Я тоже не всегда быстро убираю комнату, из-за чистоты у нас всегда споры, обычное дело. Тоже с таджиком жить сложно, он очень нервный и импульсивный человек, однажды психанул и побил все тарелки, оказывается, я не имел права разговаривать с его девушкой (я только попросил её погасить свет, потому что было уже поздно). Я пожаловался коменданту, и парню пришлось купить новую посуду. Но переселить его от меня пока не хотят, как я ни прошу, этого трудно добиться. Вот так, приходится терпеть. Не все иностранцы привыкают жить в общежитии, особенно молодые люди из обеспеченных семей, привыкшие с детства жить в своей отдельной комнате. Многие из-за этого возвращаются на родину. Но я скромный парень, не из богатых, я ведь с ранних лет жил самостоятельно, мне  не привыкать. Кроме того, я иначе нашел выход из положения, теперь живу дома у своей девушки, в г. Звенигород, это примерно в 40 минутах езды до Москвы на автобусе. Мне даже удобнее добираться до института, с автобуса пересаживаюсь на трамвай, и я уже на месте. Моя девушка пианистка, мы познакомились в одном баре, где я выступал с группой латиноамериканцев. Она закончила Музыкальное училище при Московской консерватории и готовится продолжать образование. Я сейчас её привез с собой в Коста-Рику на каникулы, чтобы познакомилась со страной.

alexander-sharova-7

– Расскажите теперь про вашу работу музыкантом.

– Да, кроме учебы в МАИ, я также работаю по выходным дням музыкантом в инструментальном ансамбле. Сначала мы создали группу с одним колумбийцем, он пианист-самоучка, и мы решили играть сальсу, так как в Москве этот танец сейчас в моде. Но ему гитарист не был нужен, так что я стал помогать ему на тимбалах (латиноамериканских барабанах). У нас собралась интернациональная группа: двое русских парней, один мексиканец, один эквадорец, я и еще африканец из Ганы. Группа называлась “Manu destra” («правая рука» на итальянском языке). Мы выступали по барам, часто нас приглашали в РУДН, правда, там нам не платили. Но эта группа вскоре развалилась, так как руководитель – колумбиец – уехал к себе на родину. Затем мне повезло познакомиться с одним перуанцем, у него уже был готовый коллектив, и он меня взял на работу, снова ударником, но на этот раз я играю на «конгас» – больших африканских барабанах. Выступаем на частных праздниках, свадьбах, в ресторанах и барах, в основном, в конце недели. Иногда наряжаемся в марьячи, иногда по-другому, все костюмы они мне дают, накануне звонят и предупреждают, надо явиться в такое-то место и в такой-то одежде. Это вполне профессиональный ансамбль, он существует уже довольно давно, называется «Amigos del corazón». С ними я зарабатываю хорошо, мне там очень нравится.

alexander-sharova-11

– А почему вы не выступаете как гитарист?

– В России классическая гитара не так популярна, я вначале пытался искать, но не смог найти нужных контактов. Ударник оказался более затребован.

– Эта работа не мешает основным занятиям?

– Нет, поскольку мы выступаем в основном в конце недели. Но если у меня экзамен, я звоню и говорю, что в этот день не могу, и меня отпускают без проблем.

– Что вам нравится больше всего в России?

– Трудно сказать… мне там всё нравится. Прежде всего, очень хорошая безопасность: в любое время дня и ночи по Москве везде можно ходить совершенно спокойно, не боясь, что у тебя вытащат кошелек или нападут хулиганы. Очень часто я заканчиваю выступление в баре после полуночи и иду к станции метро без проблем. Везде очень много полиции. За три года моей жизни в России я не слышал, чтобы с людьми что-нибудь случилось. Также высокий уровень технического развития, при входе в автобус не надо платить шоферу, а лишь приложить свою карточку к глазку аппарата.

И еще мне нравится традиционное русское гостеприимство. Если тебя приглашают к столу, хоть ты с собой ничего не принес и у тебя нет ни копейки, стол всегда полон вкуснейших блюд, тебя угощают так, что потом не можешь встать со стула. Хорошо, что я привык к русской еде с детства, поэтому мне там всё нравится: селёдка, маринады, знаменитые разнообразные салаты…

– А что не нравится?

– В Москве трудно жить из-за холодного климата, а также из-за далеких расстояний. Это такой огромный город, так что на любую поездку приходится тратить два-три часа. Весь день уходит на переезды.

– Значит, осталось еще два года учебы. А после окончания не хотите остаться в России?

– Нет, не получится. Там тяжело с работой даже для местных, а тем более для иностранцев, везде нужно знакомство. Кроме того, холодный климат затрудняет жизнь, чтобы выйти из дома почти всегда надо надеть на себя кучу одежды. Поэтому я скорее всего вернусь в Коста-Рику, здесь круглый год можно надеть шорты и сандалии и гуляй свободно! Конечно, мне бы хотелось устроиться в США, однако я реалист и понимаю, что это вряд ли достижимо. Как у меня сложится с работой, понятия не имею, ведь в Коста-Рике нет самолетостроения. Думаю поговорить об этом с одним другом моей мамы, Карлосом, который также инженер по авиации, закончил университет в Киеве, может быть, он что-нибудь подскажет. Здесь тоже везде нужно знакомство! У меня есть разнообразные возможности, я музыкант, кроме того, сейчас еще заочно прохожу один курс по программированию. А если с авиацией ничего не получится, у меня всегда в запасе есть Университет Коста-Рики, где я проучился два года, могу закончить там специальность инженера-строителя и работать в этой области. Так что вариантов много, главное – иметь желание работать.

– Молодец, Алекс! И, пожалуйста, постарайтесь повысить свои оценки, троечник никому не нужен, это я вам как учитель говорю!

– Да, конечно, я понимаю. Обещаю исправиться!