ГОСТЬ НОМЕРА: Артуро Бренес – врач, выпускник РУДН, успешный человек

Елена Польстер.

Артуро Бренес Гамбоа закончил медицинский факультет РУДН и затем специализировался по болезням уха-горла-носа. Кроме него, ещё один его брат и сестра – тоже выпускники разных советских вузов. Работая в разных областях, эта дружная семья делает огромный вклад в социально-экономическое развитие Коста-Рики.

Когда я услышала фамилию Бренес, я вспомнила Браулио, инженера-электрика из Гуапилеса, с которым мы встречались несколько лет назад. Оказывается, он брат Артуро. И кроме них двоих, ещё одна сестра, Йадира Бренес, тоже училась в СССР и получила диплом агронома.

– Артуро, у вас большая семья, сколько всего братьев и сестёр?

– Нас всего восемь, из них почти все стали специалистами с высшим образованием, лишь один брат и одна сестра предпочли работать в торговле. Мы сами из Турриальбы, и наша семья всегда занималась обувью, раньше шили сапоги и туфли, а сейчас их продаём, и с большим успехом. Можно сказать, что я из благополучной и трудолюбивой семьи.

После школы, в 1973 году, я поступил учиться в Университет Коста-Рики, в филиал в Турриальбе. Проучился полтора года, хотел поступить на медицинский или инженерный факультет, но туда конкурс был слишком высокий.

– А как вы получили стипендию на учёбу в Советском Союзе?

– От одного приятеля в университете я услышал, что дают направления на учёбу в СССР. В те годы эти стипендии были очень привлекательными, потому что было всё включено. Для этого было две возможности: или по линии Министерства иностранных дел, или по линии партии. Я подал документы через знакомых людей, они мне помогли с оформлением в Жёлтом доме, и вскоре на моё имя пришло письмо из Москвы о том, что меня принимают в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Это было в 1975 году, мне в ту пору было 20 лет. Семья встретила это известие с настороженностью, ведь Россия находится не близко, да и отношение к социалистическому строю в нашей стране было спорным. Но когда мне прислали бесплатные билеты на самолёт, в конце концов, было трудно что-либо возражать.

– Как вас встретил СССР? Трудно было учиться?

– Мне повезло, что с самого начала и до конца я учился в столице Советского Союза, в Москве. В первую осень мы все с нетерпением ждали снега, ведь раньше никто его не видел, было очень интересно. С тёплой одеждой у нас проблемы не было, нам выдали комплект зимней одежды за символическую цену. «Старые» студенты нас встретили, сразу повезли на Красную площадь, угостили водкой…

Русский язык мне давался легко, с этим проблемы не было. Трудно было осваивать математику, физику, химию, так как уровень знаний у нас – выпускников государственных школ – был очень низкий. Эрнан Камачо мне много помогал по химии, и я ему за это очень благодарен. Другой товарищ – русский парень – мне объяснял физику. Мы занимались даже в субботу и воскресенье, отдыхать было некогда. А когда начались экзамены на основном факультете, появилась новая сложность: ведь надо было отвечать устно, кроме того, на русском языке! Я занимался упорно, и постепенно добился очень хороших оценок по всем основным предметам, в моём «дневнике» было много «пятёрок».

– А что касается личной жизни? Многие костариканцы женились на русских девушках.

– Да, у меня были русские девушки, они мне помогли быстрее освоить русский язык. Но серьёзные отношения у меня сложились с одной перуанкой, у нас родилась дочь Аня. Но потом она уехала в Германию. Моя дочь там вышла замуж за инженера из Голландии. А сейчас они живут в Китае!

За все годы учёбы я подружился со многими интересными людьми; у нас в группе учились молодые люди из Бахрейна, Кувейта, студенты из Центральной и Южной Африки, много латиноамериканцев. Ещё много общался с русскими студентами, вернее, советскими, так как среди них было немало выходцев из разных советских республик, которые сейчас стали отдельными странами.

– А чем вы занимались на каникулах?

– Мне удалось повидать очень много мест в Советском Союзе. Ведь кроме основной учёбы, я ещё записался в научный кружок, по рекомендации преподавателя по анатомии. Мы там занимались серьёзными исследованиями: делали эксперименты на живых мышах, подсчитывали калорическую ценность питания студентов, изучали эпителиальные клетки кишечника. Каждый год мы делали одну или две большие работы. И раз в год ездили на всесоюзные совещания, каждый раз в другое место. Так я побывал на Украине, в Таджикистане, Киргизии, Грузии, Армении, Азербайджане. За одну работу мне даже Академия Наук выдала денежную премию, около ста рублей! Это были большие деньги по тем временам. Но это была заслуженная награда, ведь нам приходилось, кроме основной учёбы, допоздна сидеть в лаборатории, проверять библиографию в библиотеке.

Эти поездки были в учебное время. А на каникулах я тоже много путешествовал. У нашего университета был свой дом отдыха в Макопсе, недалеко от Сочи, я там был два раза, мне там очень понравилось! Мы ехали на поезде до Сочи, а оттуда – на небольшом пароходе. Жили там в отдельных домиках со всеми удобствами, за три недели на всём готовом, с питанием, мы должны были платить всего 24 рубля! И два раза был на Кавказе, в Ессентуках и в Минеральных водах. Мы были недалеко от Эльбруса, немного полазали по горам. Так как я работал в научных группах, мне давали путёвки.

Также побывал на севере, у нас была поездка на две недели в зимний лагерь под Ленинградом. Там я увидел финнов, ведь там близко граница. Оттуда нас возили на экскурсии в Карелию и в Мурманск; в этом городе мороз был 42 градуса!

Моя сестра в те годы училась на Украине, в Полтаве, и я ездил навещать её там; это очень красивый южный город.

Несколько раз с одним перуанским другом мы ездили в Вильнюс, покупали билеты и ездили без разрешения, пользуясь тем, что внешне мы с ним похожи на русских. Один приятель из университета, Петерсон, нас пригласил на вечеринку в закрытое учреждение, типа академии политических наук или чего-то военного, и велел мне сказаться техником по звуку на дискотеке; хоть я и понятия не имел, как действуют все эти хитрые аппараты! Это были некоторые наши приключения.

И пару раз мы ездили на зимние каникулы в Белоруссию, по приглашению одного сокурсника Владимира, в маленькую деревню недалеко от польской границы. Там катались на конных санях, гуляли в зимнем лесу, жгли костры. Однажды друзья меня пригласили в Калинин, это небольшой город, куда иностранцы редко ездят, ездили на электричке, с пятницы по воскресенье. Это были очень интересные поездки. От университета нас возили на экскурсии в город Клин, где жил Чайковский, в Горки Ленинские и в Волгоград, где мы видели гигантскую гидроэлектростанцию.

А в Москве мы тоже прекрасно проводили свободное время: по воскресеньям гуляли в парках, катались по Москве-реке на быстроходном катере, жарили шашлыки в лесу с русскими друзьями.

В целом, могу сказать, что я провёл замечательное время в СССР, эта страна нас приняла с большим теплом; я там не только получил образование, но и смог многое узнать и увидеть. Единственное, где я не был, это в Сибири. Говорили, что там много комаров. Меня не очень привлекали стройотряды. Однажды, когда мне нужно было подработать, я устроился на стройку аэропорта. Работа была тяжёлой, надо было таскать кирпичи и месить цемент, всё тело болело. Но зато заработал на поездку домой на каникулах. За всё время учёбы я смог два раза съездить в Коста-Рику, повидать своих родных.

– А что вы можете сказать о социалистической системе?

– Этот вопрос мне все задают. Что касается политики правительства, не могу ничего сказать, так как мы этого не касались. Но, с точки зрения бытовой жизни обычного человека, всё было очень хорошо и удобно. У всех людей была работа, хорошее жильё, никаких проблем с питанием, все получали медицинское обслуживание и образование. Еда была очень вкусная и дешёвая. Правда, люди были не богаты, но имели всё необходимое. А мы, студенты, тоже старались экономить и для этого я, главное, всегда старался готовить свою еду, всегда завтракал и ужинал в своей комнате. Обедал в больницах, где мы проходили практику, или в университете. Для студентов была своя поликлиника. Я смог побывать там в таких местах, почти на границе с Ираном, куда бы сейчас было очень трудно добраться. В этом преимущество социализма.

В отличие от того, что должны сейчас платить иностранные студенты, мы жили как короли. Потому что при капитализме им приходится платить и за общежитие, и за книги, и за питание. Их родители должны посылать им немалые деньги, иначе там просто не проживёшь.

– А как вы стали специалистом по оториноларингологии?

– По возвращении в Коста-Рику в 1982 году, я сначала должен был пройти стажировку в течение года и сдать экзамены, а затем отработал два года обязательной «гражданской службы» (по договору с Университетом Коста-Рики) врачом-терапевтом в своём родном городе, Турриальбе. Сначала у меня были планы вернуться в Москву для учёбы в аспирантуре, но потом мне было уже неохота уезжать. Поступил здесь в Университет Коста-Рики на специализацию, учился ещё четыре года. Я хотел специализироваться по хирургии. И сейчас, хоть я не занимаюсь «большой» хирургией, но в нашей области мы тоже практикуем немало операций. С 1993 года я работал в столичной больнице «Кальдерон Гвардия», а в 2000 году перешёл в больницу «Макс Перальта» города Картаго, работал там до того, как вышел на пенсию два года назад. Теперь веду частную практику в этой клинике «Франсиско де Асис», работаю каждый день с 4 часов дня, а иногда прихожу и по утрам. В этой клинике работают врачи 15 специальностей. Что касается ЛОР, то самые частые заболевания, конечно, воспаления среднего уха; мы лечим как взрослых, так и детей. Много людей приходит с жалобами на головокружение, это очень сложный симптом, который не всегда удаётся правильно диагностировать. Ещё тут, в Картаго есть много случаев врождённой глухоты; таким детям нужно как можно раньше ставить слуховые аппараты или даже посылать на операцию по имплантации искусственной слуховой улитки. Проблемы с носом – очень много случаев аллергического насморка. Также опухоли носоглотки. Среди пожилых людей много опухолей из-за табака. Очень тяжело иметь дело с детьми, больными раком, и, конечно, с их родителями. А в гортани – проблемы с голосовыми связками, особенно среди учителей. Инструменты сейчас очень сильно модернизировались, всё делаем под контролем эндоскопа.

Кроме того, два раза в неделю работаю в клинике «Асембис», это большая социально направленная частная фирма, которая оказывает населению разнообразные медицинские услуги по сниженным ценам.

   

– У вас есть семья?

– Конечно, красавица жена Марлен и четверо детей: три дочери и младший сын. Старшая дочь – инженер, живёт в США и вышла замуж за серба. Средняя дочь – медик и выбрала специальность ухо-горло-нос, как и я; работает в больнице «Кальдерон Гвардия». Младшая дочь – администратор, тоже работает по специальности. А младший сын ещё учится в школе.

  

– За все эти годы вы навещали Россию?

– Да, в 2010 году наш университет отмечал 50-летнюю годовщину и пригласил нас на встречу выпускников. Я поехал вместе со своей супругой. Это были 10 дней непрерывного праздника! Увиделся там с пятью-шестью своими бывшими сокурсниками, в том числе, с белорусом Владимиром; он теперь работает врачом где-то в Африке. Также повидался с одним парнем из Бангладеша, который женился на русской и, хотя он врач, но занялся торговлей недвижимостью и электротоварами, сильно разбогател. Это была очень приятная поездка.

И в этом году, в июне, мы с сыном также собираемся в Россию, на чемпионат мира.

– Спасибо, очень хорошее интервью, вы – очень успешный человек, во всех отношениях. Поздравляю!