ГОСТЬ НОМЕРА: Артур Митинян

Елена Польстер.

Артур – наш соотечественник с Кавказа, профессиональный военный, которому в 90-е годы пришлось покинуть свой родной Тбилиси и со всей семьёй переселиться за океан. На новом месте Артур быстро нашёл применение своим знаниям и опыту. Он открыл две частные фирмы и теперь успешно работает, обучая костариканцев тактикам выживания и обороны в случае вооружённых нападений, а также ведёт важную работу по выявлению и расследованию финансовых и других преступлений как в Коста-Рике, так и за её пределами.

Артур Митинян – известная личность среди русскоязычных соотечественников в Коста-Рике. Не смотря на свою суровую внешность, он добрый и заботливый человек, не раз оказывавший спонсорскую помощь русской общине.

– Артур, я давно мечтала поближе познакомиться с вами, и теперь настал момент поговорить «по душам».  Расскажите, пожалуйста, о вашей жизни до приезда в Коста-Рику.

– Я родился и вырос в Тбилиси, мой отец был армянин, а мать грузинка. Отец был военный, работал советником в Анголе, а в последние годы перешёл полностью на спортивную деятельность, был старшим тренером сборной Закавказского военного округа по стрельбе, судьёй международной категории в крупных соревнованиях. Когда развалился Советский Союз, он, как и многие, не смог найти себя и вскоре умер. А мать была заведующей системы общественного питания для Военторга; работа была очень нервной, и она рано умерла от сердечного приступа, не дожила до 60 лет. У меня были братья, один умер также от инфаркта, а второй работал в полиции и его убили в 1989 году. Так что теперь вся моя семья только здесь, в Коста-Рике.

Я закончил Бакинское высшее общевойсковое командное училище (БВОКУ) и также юридический факультет Грузинского университета (заочно). Работал в Грузии, а позже меня перевели в Москву, и я долгое время работал при Министерстве обороны, был офицером спецслужб Вооруженных сил СССР. Приходилось участвовать в военных операциях, воевал в звании капитана в составе 781-го разведывательного батальона. В 1993 году уволился в связи с отъездом за границу.

– А когда вы познакомились с Ольгой?

– Мы познакомились с Ольгой еще в Тбилиси, она тогда занималась синхронным плаванием, входила в сборную Советского Союза. Получилось так, что я увидел её, в первый же день сделал предложение, и она согласилась. И вот живём с тех пор уже много лет; дочь Виолетта родилась в Грузии, а Анечка – в Коста-Рике. Обе красавицы, отличницы, спортсменки.

  

– Невероятно! Настоящая любовь с первого взгляда! А кое-кто уверяет, что её не существует. А почему вы оказались именно в Коста-Рике?

– В 1993 году, когда произошёл «плавный переход» к новой политико-экономической формации, мы поняли, что страны, какой мы её знали, уже нет, и решили уехать. Сначала поехали в Никарагуа, а затем – в Коста-Рику. Здесь у нас были друзья: Юра Багдасаров, Яночка и Аня Тавгазовы, Марина. И мы сняли дом рядом с ними, в Курридабате. Яна мне помогла сделать статус политического беженца. А другая подруга, София Ясин, меня познакомила с Мануэлем Морой Саласом, сыном основателя Партии Народный авангард Мануэля Моры Вальверде. Он специалист по оружию, выпускник Военной академии им. Дзержинского. Когда я познакомился с местными коммунистами, они меня удивили тем, что они были больше коммунисты, чем все коммунисты, которых я знал вообще! Это абсолютно верующие в светлое будущее люди. Этот Мануэль Мора-сын мне тогда очень помог, отвёл меня к своему другу, у которого была частная охранная компания SIP, она до сих пор существует. Я там готовил людей по технике ареста, по боевой технике самообороны, по пулевой стрельбе. По-испански я тогда, естественно, не мог сказать ни слова. Мне тогда очень помогла Ольга Селезнёва: она переводила с русского на испанский язык мои лекции, а я их потом заучивал наизусть. Приходил на работу и произносил, как попугай, сам не понимая, что говорю! Вот так я начинал свою карьеру в Коста-Рике. Мои уроки, в общем-то, никому не были нужны, Коста-Рика в те годы была очень мирная страна, и эти люди были уверены, что у них никогда ничего страшного не произойдёт. Платили мне там мало, в основном, чтобы помочь. Мне даже не хватало денег на автобус, и часто приходилось из Калье Бланкос в Курридабат ходить пешком. Я помню, тогда мечтал купить себе хотя бы велосипед. И вот тогда я начал писать стихи. Ведь скучно идти так далеко, пока идёшь, под ритм шагов прекрасно складываются строфы. Если ехал в автобусе, тоже вместо кроссворда занимался стихотворчеством. Потом клал эти стихи на музыку, получались песни.

Я понял, что так долго продолжаться не может. У меня тогда тут был хороший товарищ, Миша Лужанский, который нашёл китайские подпольные бои. Я стал там участвовать, и, пользуясь своей военной подготовкой и прекрасной физической формой, побеждал во всех соревнованиях. Это была борьба почти без правил, соперников там часто отправляли в полный нокаут, правда, до смерти никого не забили. Китайцы устраивали крупный тотализатор, и за один бой можно было выиграть от тысячи до трёх тысяч долларов. Сейчас этот вид спорта уже узаконен, называется ММА, а тогда он был совершенно нелегальным. Я недолго занимался кулачными боями, примерно 6 месяцев. Но накопил небольшой капитал и в 1997 году смог открыть свой первый бизнес: стрелковый клуб. Там мы давали уроки не только по стрельбе из огнестрельного оружия, но и по самообороне. Затем, в 1998 году, этот клуб перерос в серьёзную компанию, которую мы назвали «Grupo Europeo de Expertos en Seguridad S.A.” Практически все банки в Коста-Рике были нашими клиентами, мы давали им уникальную программу: что делать до, во время и после ограбления банка; это было направлено на кассиров и всех служащих, которые находится на первом этаже. Очень важно правильно себя вести во время ограбления, чтобы не стать жертвой случайно нажатого курка. А другая программа была направлена на верхушку правления банков и учила, как создавать тревожный комитет в случае захвата заложников с целью выкупа. Каждый банк должен заранее решить, кто возглавит этот комитет, а кто будет ответственным за переговоры с грабителями.

В те же годы я решил ещё подучиться и прошёл курс мимики и микромимики по системе Пола Экмана, это был курс на линии.

А потом я занялся тем, что мне больше всего нравится – частным сыском. Здесь нет ни одной компании, которая бы занималась этим целенаправленно. Есть кое-какие личности, которые называют себя детективами, а на самом деле собирают информацию из соцсетей и бегают за клиентом с фотоаппаратом; это не является серьёзным расследованием, у этих людей нет ни достаточных знаний, ни опыта. В 2008 году я основал компанию «General Investigation Agency”, это моя основная работа на сегодняшний день.

 

– Расскажите о каких-нибудь интересных случаях, которые вам пришлось расследовать.

– Каждый день люди к нам обращаются за помощью, очень много интересной работы. Сейчас, например, я занимаюсь делом одной женщины, которая стала жертвой коррупции в одном муниципалитете Коста-Рики. Ей стало известно, что алькальд взял взятку, чтобы объявить её конкурента победителем тендера. Наша фирма нашла неоспоримые доказательства этого факта, и мы собираемся предъявить их алькальду. Женщина хочет, чтобы алькальд отдал тендер ей, иначе она предаст огласке факт коррупции, и будет громкий скандал вроде ‘cementazo’.

Также у нас был одно очень интересное семейное дело. Один человек обратился с просьбой проверить его жену, которая вела себя подозрительно; он думал, что она ему изменяет. Мы занялись проверкой и выяснили небывалую ситуацию: оказывается, эта женщина изменяла своему мужу со своим гинекологом на протяжении 15 лет! Фактически, в течение всей своей супружеской жизни. Но самое интересное, оказалось, что и дети, которые росли в семье, были не от законного мужа, а от гинеколога! Мы смогли взять образец его крови и доказали родство. Муж, богатый и влиятельный человек, рассвирепел и хотел убить обоих. Я его отговорил: не лишай детей матери, а, кроме того, что тебе жена изменила, ты ещё и в тюрьму сядешь. Кого ты при этом накажешь? Я понимаю, что ты чувствуешь, но это не решит твоей проблемы. Ты еще нестарый человек, можешь создать новую семью. «Я тебе помогу» – сказал я ему. Он меня послушал и успокоился. За отдельную плату я добился того, что гинеколог обязался до совершеннолетия детей платить за них алименты, иначе всё это дело мы предали бы огласке, и его карьера успешного врача богатых женщин из Эскасу была бы окончена, да и разразился бы огромный скандал с законной женой и законными детьми. Детям при этом ничего не сказали, и алименты оформили, как будто их платил разведённый муж. Ведь он детей любил как своих, растил их с самого рождения! Сейчас у этого человека новая семья, и с детьми от первого брака он сохраняет прекрасные отношения.

– А вы тоже занимаетесь делами о воровстве?

– Да, у нас было дело о крупном воровстве. Через интернет к нам обратилась группа людей из Швейцарии! Они пожаловались на одного своего компаньона, который с помощью аферы украл у них очень дорогие камни (корунд, из которого вырабатываются сапфиры). Под предлогом того, что он нашёл покупателя и ему нужно было представиться мажоритарным собственником, он сделал бумагу, которую подписали все в группе, а на самом деле он владел только 10% стоимости. Они, правда, не планировали продавать эти камни, но из-за кризиса согласились. На самом деле, никакого покупателя не было, а этот человек присвоил камни, пользуясь документом, положил их в другой банк на своё имя и сам исчез. Но мы его вычислили так же через интернет, у нас была специальная программа, которая по электронному адресу определяет физический адрес человека. Остальное было дело техники. Я выехал на место и нашёл этого человека, предъявил ему иск. Он, конечно, принялся скандалить, хотел звать полицию. Но мы хорошо подготовились на этот случай и предъявили ему копии всех документов и фотографий, которые мы накопировали с его сайта в интернете и которые доказывали: этот человек педофил и не только совращал множество мальчиков, но и постоянно платил одному из них за сексуальные услуги; мы нашли этого подростка и уговорили его (за отдельную плату) написать заявление в суд. «Если вы не хотите потерять всю свою успешную карьеру (а этот человек был военным), а кроме того, не хотите, чтобы ваша мать узнала, что вы гомосексуал, подпишите сейчас же документ, вон в машине сидит адвокат и ждёт». Он подписал, и драгоценности были возвращены законным владельцам.

– Это просто сюжет для кино! Артур, однажды вы сказали, что в последнее время часто ездите в США. Где вы там работаете?

– Компания называется «General Investigation Services», она действует во Флориде и была основана Стивом Дудником, бывшим офицером ФБР. Я там работаю, в основном, как аналитик, и меня вызывают, когда дело касается серьёзных финансовых махинаций, а также дел, связанных с Латинской Америкой. Там более значительная работа и прекрасно оплачивается, поэтому в последнее время я больше работаю в США, чем здесь. Недавно мы расследовали одно дело о присвоении 12 миллионов долларов у американского банкира мексиканским предпринимателем. Через свои каналы мы обнаружили разные виды недвижимости этого человека и направили туда адвоката. Адвокат арестовал эту недвижимость, после этого человек сам появился и сел за стол переговоров. Когда мы ведём дела, мы не гоняемся за преступниками, они сами к нам приходят. В США такого никогда не видели, а это обычные методы работы в тех структурах, в которых я когда-то готовился. После этого мне сразу дали прямой контракт.

– На каком языке вы разговариваете в Майами?

– На английском, естественно. Я выучил язык, много читая всяких книг, а также общаясь с американцами.

– Артур, а как вы думаете, почему в Коста-Рике в последние годы наблюдается такой рост преступности?

– Дело в том, что раньше Коста-Рика была тихой и мирной страной, она использовалась только для транзита наркотиков. Потому что наркоторговцы держали её нейтральной страной, где они спокойно собирались, совещались и решали свои дела. Но теперь это уже далеко не так. В 2008 году, когда в США и других странах мира начался кризис, наркобизнес тоже сильно упал, и они «разменяли» Коста-Рику, сделали её частью рынка наркотиков, при этом разделили на зоны: мексиканскую, колумбийскую, доминиканскую и другие. Вся наркоторговля здесь находится под руководством иностранных группировок, и все они имеют здесь своих коста-риканских представителей. В Коста-Рике, к сожалению, нет достаточной инфраструктуры, чтобы обеспечить защиту от этого преступного бизнеса. Хорошо, что американцы много помогают: они дают своих специалистов, дают оборудование, специальные технологии. Но поскольку сама правоохранительная система тут очень бедная, зарплаты у местных полицейских достаточно низкие, подкупить кого-угодно не составляет никакого труда. Если человеку предлагают 10 – 15 тысяч долларов только за одну информацию, то никто не устоит, поэтому очень трудно удержаться в «рамках» лояльности. Наркоторговцы владеют такими огромными суммами, что им ничего не стоит подкупить кого угодно, даже депутата. Пока все «короли» на месте, здесь более или менее спокойно, идёт торговля полным ходом. Но как только где-нибудь в Колумбии, в США или в Мексике посадят крупного главаря, тут же «его» участки начинают захватывать соседние банды. Когда же обезглавленная группа выбирает себе нового шефа и начинает восстанавливать рынки сбыта, в разных странах начинается волна убийств… Это обычный процесс, и теперь он, к сожалению, коснулся и Коста-Рики. Так что теперь уже эта страна далеко не такая спокойная, как раньше, и для охранного бизнеса тут много работы. Люди загораживаются высокими заборами.

– А какие планы на будущее?

– Планов очень много. Хочу похвалиться, что три дня назад я получил очень важное и радостное известие: меня избрали членом Международной ассоциации частных детективов (IAPD), это очень важная некоммерческая организация, центр её находится в Европе, туда входят больше 120 стран и около 3000 профессионалов. Это очень закрытая группа, вроде Интерпола, и попасть туда нелегко. Кандидатов проверяют очень тщательно и отсеивают всех, у кого найдётся хоть какое-нибудь пятнышко в служебной карьере. Теперь, с помощью этой ассоциации, я смогу напрямую, без каких-либо бюрократических препон, запрашивать необходимую информацию у детективов разных стран. И, кроме того, они сейчас мне дали позицию официального представителя по всей Латинской Америке. Теперь все частные детективы латиноамериканских стран будут обращаться ко мне за поддержкой, это большая честь и большая ответственность.

И самое амбициозное, что мы сейчас хотим сделать, это создать в Коста-Рике Коллегию частных детективов. Ведь почти у всех профессионалов тут есть свои коллегии: у медиков, у бухгалтеров, экономистов и журналистов. Только детективы пока не организованы, а это очень важно, ведь здесь очень много шарлатанов, липовых детективов, которые обманывают и без того уже обманутых людей, берут у них деньги, а потом бросают. И никакой возможности отыскать правду не существует, потому что здесь нет никакой регуляции.

– Артур, мы вас также знаем и в другом «амплуа»: как поэта и певца.

– Да, мне всегда нравилось петь и играть на гитаре, друзья говорили, что у меня приятный голос, но мне было неловко выступать на сцене. Пока Марта Рейн меня не «вытащила» на Русскую музу. Я в основном пою собственные песни, ведь я, как уже сказал, раньше писал стихи, особенно в те моменты, когда скучал или грустил, это понятно. Теперь уже у меня стихи не идут, не тем голова занята. В какой-то момент я тут организовал движение «Открытый микрофон», жаль, что потом он как-то иссяк. Надо бы его восстановить, но совсем нет времени этим заниматься.

Вот одно из моих стихотворений, называется «Мой Высоцкий»:

Кони мчаться быстрой поступью.

Вскачь, галопом и без роздыха.

Наглотаясь вдоволь водкою,

Запиваю горечь воздухом.

 

И от скачки той душа поет:

То ли песню, то ли реквием,

А коней моих вперед несет,

Пьяный хохот мой и пение.

 

Ангел мой с улыбкой, вкрадчивой

Улыбался и поманивал.

В спину тыкал толстым пальчиком,

К краю пропасти подталкивал.

 

С чувством гибели восторженно,

В ритме сердца ошалелого,

Плеть тугая настороженно

Ждет свободного падения.

 

“- Ах, вы кони мои резвые,

Вы куда меня заносите?

Вы всегда, такие верные,

В этот раз меня подводите.”

 

“- Это время оседлало вас,

Гонит вскачь, без сожаления”.

Слышу звоны колокольные

И туманят слезы зрение.

 

Я кричу – не слышу крика я.

Рвутся связки напряженные.

Заиграла вьюга белая,

Мне сонеты похоронные.

 

Впереди земля кончается…

Время вышло для сомнения.

И молитва обрывается

Без надежды на спасение…

 

– Артур, у вас столько интересных детективных сюжетов, вы могли бы писать романы!

– Да, очень многие писатели детективов, например, Артур Конан Дойль, в молодости работали в разведке или в полиции, так что они писали на собственном опыте. Но этим я займусь на пенсии, пока у меня впереди ещё много лет напряженного труда.