Клаудия Селина – выпускница Украинской сельскохозяйственной академии

У Клаудии Селины нелёгкая судьба. Она успешно проучилась в Киеве и защитила диплом в 1991 году. Но затем в её родной Никарагуа произошла смена власти, и она не смогла там ни признать свой диплом, ни устроиться на работу по специальности. С 1993 года Клаудия Селина Ортега живёт в Коста-Рике, трудится на разных работах, посылает деньги матери в Никарагуа. Однако диплом так и остался пылиться в ящике стола…

Мы познакомились с Клаудией Селиной недавно – после очередной маёвки в парке Морасан. Милая улыбчивая женщина с радостью согласилась дать интервью для газеты.

– Клаудия, что вам больше всего запомнилось из времени учёбы в Советском Союзе?

– Я начала учиться в 1985 году, в возрасте 17 лет, сначала на Подготовительном факультете в городе Полтава, а затем пять лет в Киеве. Я по национальности никарагуанка, и в те годы очень много молодёжи из нашей страны учились в СССР, так как у власти находилось правительство социалистического толка. Годы, проведённые в Союзе, были наполнены плодотворным общением с молодыми людьми всех национальностей, знакомством с украинской и обще-советской культурой. Несмотря на культурный шок, который испытывают все вначале – было трудно привыкнуть к другому языку, еде, климату – в памяти навсегда сохранилось хорошее чувство по отношению к советскому народу.

Я училась на факультете агрохимии, нас было всего 15 иностранцев, впервые эту специальность открыли для студентов из других стран. С самого начала мы столкнулись с тем, что преподаватели, привыкшие до этого говорить на украинском языке, были недовольны: с иностранцами им пришлось объясняться на русском.

                 

– Какие предметы были самыми трудными?

– На первом курсе – математика, а затем химия, биохимия, биология. Очень много лабораторных занятий. Я всегда была очень аккуратна, но однажды студент из Эфиопии что-то не то смешал, откупорил пробирку и вырвался едкий газ. Я была рядом, газ попал мне в лицо и я его вдохнула, преподавательница ужасно испугалась и побежала мыть мне глаза водой. Слава богу, обошлось без последствий.

– А чем вы занимались в свободное время?

– В свободное время мы в академии организовывали фольклорные фестивали и студенческие праздники, летом гуляли в центре города, на Крещатике, на набережной Днепра, ходили в кино и театр. Часто бывали на выставке ВДНХ, знакомились там с новыми видами вооружения, достижениями индустрии, смотрели на животных, рассматривали исторические экспозиции, было очень интересно.

– Завели там местных друзей?

– Да, в комнате я жила с двумя украинскими девушками, и одна из них, Ольга, на новогодние каникулы пригласила меня в гости в свою деревню, на границе с Польшей. Это была незабываемая поездка! Мы ехали около восьми часов на электричке и приехали в 4 часа утра. Бабушка Ольги не говорила по-русски, только по-украински и по-польски, я её совсем не понимала, но уловила ласку и заботу. В 4 часа утра она нас кормила борщом с хлебом и чаем. С тех пор я полюбила борщ! Мы провели там одну неделю, это были лучшие каникулы, несмотря на снег и мороз.

На другие каникулы мы с подругами ездили в Москву, в Ленинград, в Волгоград, побывали в Минске, Кременчуге, в Крыму и Сочи. За пределы СССР я поехать не могла из-за ограничений никарагуанских властей; по прибытии в страну у нас, так же, как у кубинцев и некоторых других студентов, забрали паспорта, их хранили в сейфе и вернули нам только в самом конце пребывания. В социалистические страны можно было выехать по приглашению, но у меня не было таких друзей. Больше всех путешествовали по Европе африканцы и костариканцы, но у нас не было такой возможности.

– Не вышла замуж в Советском Союзе?

– Нет, не вышла. Успешно защитила диплом и закончила учёбу в июне 1991 года.

– Смогли признать свой диплом?

– Нет, в те годы в Никарагуа к власти пришло правительство антикоммунистического направления Виолетты Чаморро, и наши дипломы не принимали. Так же мы не смогли устроиться на работу по специальности, в стране вообще было очень тяжело с работой, многие друзья уехали в США и другие страны. В течение двух лет я пыталась найти хоть какую-нибудь работу, одно время работала в неправительственной организации, деятельность которой оплачивала Финляндия; меня посылали к рыбакам, я должна была изучать их проблемы, и затем организация им помогала. Затем занималась печатанием текстов, мне платили за то, чтобы переводить книги в цифровой формат.

В 1993 году я уехала в Коста-Рику, как и многие мои соотечественники. Сначала жила в Лимоне, у родственников. У меня не было документов, и мне сначала помогли устроиться на работу продавцом в обувном магазине. И потом переехала в Сан-Хосе, так как тут было больше возможностей, устроилась работать в обувной магазин “Ла Хойя”, на Центральной авениде. Через пять лет смогла оформить вид на жительство. Но так и не признала свой диплом. Оформление было очень трудным и дорогим, а я в те годы не могла это оплатить. С трудом зарабатывала на жизнь и отправляли деньги своей маме в Никарагуа. От меня потребовали перевести на испанский язык всю дипломную работу; мне помогал Михаил Кириллов. Но я так и не закончила этот труд.

Затем четыре года проработала в вегетарианском ресторане «Вишну», в обеденное время сидела на кассе. А потом начала работать в банках и про диплом как-то не вспоминала. Работала 12 лет в частных банках, довольно успешно продавала кредитные карточки. Из них 8 лет – в Банке BAC_CREDOMATIC. Но два года назад заболела моя мать, мне пришлось уехать в Никарагуа и за ней ухаживать, прожила там целый год. И по возвращении пока не смогла устроиться на хорошую работу, занимаюсь частным бизнесом. Я живу одна, семья у меня как-то не сложилась, снимаю дом и сдаю одну комнату подруге, чтобы было не так дорого платить за съём.

– Да, не очень-то весёлая картина. Я вас сведу с другими выпускниками, которые недавно признали свои дипломы, чтобы они вам дали советы, как быстрее пройти этот процесс. Вы могли бы устроиться в какую-нибудь химическую лабораторию, здесь много таких заведений. Одна из наших соотечественниц занимается анализом почв, как раз по вашей теме. Так что мы теперь будем на связи и что-нибудь обязательно сделаем в этом направлении!