Нина Миловидова: «Мечты сбываются, если их сбывать!»

Нина со студенческих лет начала работать на телевидении. Она продюсер, корреспондент, автор телепрограмм и документальных фильмов на Первом канале, каналах “Россия-1” и НТВ. Много путешествовала по свету, побывала в Африке, на Таити, во Вьетнаме, США и многих других странах. Взяла интервью у Хулио Иглесиаса и Раймонда Моуди, сделала документальный фильм о короле Ганы. Недавно Нина со своим мужем переехали в Коста-Рику и решили тут остаться, так как считают её идеальным местом для проживания. Здесь они продолжают работать, делают документальные фильмы для российского телевидения.

Впервые мы взяли интервью у совершенно нового и незнакомого человека. Нина и Андрей приехали в Коста-Рику совсем недавно. Но уже успели родить здесь дочь Серафиму. В отличие от многих других соотечественников, которые приезжают в новую страну и начинают искать работу, Нина с Андреем – профессионалы в области телевидения и документального кино, так что перемена места жительства на их деятельность почти никак не отразилась, ведь в наше время всё делается по интернету.

– Нина, очень приятно познакомиться. «Миловидова» – это ваша настоящая фамилия? Она вам очень идёт, вы, действительно, очень миловидная женщина!

– Да, с такой фамилией даже псевдоним не нужен. Она досталась мне по наследству и очень помогает в работе. Поменять ее на другую, все равно, что начать жизнь заново.

– Откуда вы родом?

– Я родилась в Киргизии. Там же закончила первые классы. До сих пор пою гимн на киргизском языке, потому что нас заставляли учить его в школе. Еще навсегда отпечаталась в памяти фраза «Кайда барас мы с Пятачком – большой, большой секрет». Мой отец – авантюрист в душе и большой любитель перемены мест, поэтому долго мы нигде не задерживались. Строитель по образованию, он «мастер на все руки». За время переездов построил своими руками столько домов, что из них можно сложить улицу. Но главная его страсть — это история и путешествия. 90-е годы мы прожили на Дальнем Востоке, там было изобилие рыбы и всяких морских деликатесов, мама давала мне в школу бутерброды с красной икрой, а я мечтала о сникерсах.  Потом папа перевез нас на Алтай. Какое-то время жили в Германии, там я выучила немецкий язык. Старшие классы и университет заканчивала в Москве. Отец в детстве читал мне книги об Африке, рассказывал о водопаде Виктория, о Таити и о корабле «Баунти», видимо, тогда во мне поселился дух путешественника. Получив свой первый загранпаспорт в 18 лет, я отправилась прямиком в Африку! Совершенно одна. Мама была в ужасе. Сначала была Танзания с островом Занзибаром. К счастью, всё закончилось удачно и меня уже было не остановить. Следующее путешествие было в Замбию, мне не терпелось увидеть знаменитый водопад Виктория. Через год я полетела на Таити. Но самым большим приключением был Северный полюс. Спать в палатке на льдине толщиной два метра, и ощущать под собой четыре километра ледяного океана – это незабываемые ощущения! А вот в Латинской Америке мне до недавнего времени бывать не приходилось.

 

SONY DSC

– Да, это впечатляет! А почему вы решили стать журналистом?

– Видимо, потому что я с детства была «жадной до людей». Мне всегда были интересны человеческие судьбы, характеры, истории жизни. Вообще, окончив школу, я готовилась стать переводчиком. Мне очень нравился арабский язык, я изучала его сначала в Москве самостоятельно, потом жила полгода в Каире. Немецкий и английский на тот момент знала хорошо.  Мы с подругой были отличницы и подали документы в Московский педагогический государственный университет, я на переводческий факультет, а она – на журналистику. Нам требовалось сдать всего по одному экзамену. Так случилось, что ее экзамен был первым, и я решила составить компанию – написала статью-сочинение о капокорне карельской берёзы, так как хорошо знала эту тему благодаря одной из работ моего отца, и меня сразу приняли на журфак. Но страсть к изучению языков до сих пор осталась. Наверное, это одна из причин, по которой мы оказались в Коста-Рике.

– А как вы попали на телевидение?

– Однажды я записалась в качестве зрителя на программу Андрея Малахова «Пусть говорят». Отсидела эфир, два часа аплодировала вместе со всеми, а когда нужно было дружным строем выходить из студии, я прошмыгнула в другую дверь и пошла по коридорам телецентра «Останкино». Это был совершенно иной мир, обратная сторона экрана. В кафе за столиком, на расстоянии вытянутой руки, ели сосиски кумиры миллионов. Я была просто потрясена! Решила любым способом устроиться на работу в телецентр. К счастью, училась на вечернем отделении. Помню, как шла, заглядывала в каждую дверь и говорила: «Здравствуйте, меня зовут Нина Миловидова, я хочу у вас работать, все умею». Так я прошла немало кабинетов, пока одна строгая женщина в чёрных очках, посмотрев на меня, не сказала: «Да, ты наш персонаж». Оказалось, это был главный продюсер шоу Малахова. И в тот же день я приступила к работе. Сначала, как водится, была девочкой на побегушках, потом мне стали доверять встречу важных персон, которых я по дороге на съемочную площадку «накручивала» (то есть настраивала на нужный лад). Каждый день мы выискивали по газетам и интернету острые, скандальные темы, приглашали на программу участников конфликтов, где эксперты вместе с публикой старались проанализировать и разрешить все споры и раздоры. Это напряженная психологическая работа, все случаи были совершенно подлинные. За «подставу» сразу увольняли. Кроме того, я отвечала за телемосты с героями, живущими в далеких городах и даже других странах. Одним из таких гостей был знаменитый Раймонд Моуди, который написал книгу «Жизнь после жизни».

У Малахова я набралась колоссального опыта. Однако больше двух лет не выдержала – уволилась. Очень сложно жить и работать в состоянии постоянного стресса. Но с таким багажом я уже сама могла выбирать работу. И я пошла на программу «В поисках приключений», которую вел Михаил Кожухов. Практически попала к своим.

-Какое основное впечатление вы вынесли изо всех своих путешествий?

– Думаю, что научилась лучше понимать тех, с кем сталкивает жизнь, отличать плохое от хорошего. Когда ты многое видишь и со многими встречаешься, развивается шестое чувство, какая-то интуиция, и при одном взгляде на человека понимаешь, тебе с ним по пути или лучше отойти от него в сторону.

– А когда вы познакомились с Андреем Кузнецовым?

– В какой-то момент меня пригласили в «Росгосцирк», чтобы я разработала концепцию собственного канала. Начали с выпуска еженедельной программы, в которой рассказывалась история цирка, новости, анонсы и т.д. В это же время король Ганы Отумфуо Туту Второй решил построить у себя цирк типа «шапито». Ехать на переговоры собралась целая делегация, но тут оказалось, что переговорным английским никто не владеет. Меня осторожно спросили, не побоюсь ли я съездить в Африку… Эх, знали бы они, что среди львов и жирафов я чувствую себя как дома! На следующий день мы уже летели на бывший Золотой берег Черного континента. Это была такая экзотика! Королевский дворец, павлины, придворные, слуги… Нас учили этикету, как себя вести в присутствии короля. Я подробно описала эту поездку в своей статье «Его Величество очень одинок в этой жизни» для газеты «Моя семья» http://moya-semya.ru/index.php?Itemid=170&catid=88:2011-06-22-13-48-07&id=1547:2012-06-22-12-53-37&option=com_content&view=article. Так случилось, что король Ганы воспылал страстью ко мне и предложил стать очередной женой. Я сказала, что подумаю и предложила ему снять фильм о том, как трудно быть королем. Идея Его Величеству очень понравилась.

Вернувшись в Москву, я начала перебирать всех знакомых операторов и режиссеров. В какой-то момент вспомнила про Андрея Кузнецова. Два в одном – сам снимает, сам режиссирует. Нам доводилось работать вместе. Лауреат телевизионных премий. Легкий на подъем. Так мы оказались в Гане. Это был по-настоящему королевский прием! Нас поселили во дворце, где раньше останавливалась Королева Елизавета. Приставили слуг и поваров. Король научил меня играть в гольф. Мы ездили к шаманам вуду. Участвовали в ритуалах и праздниках. Присутствовали на судебных заседаниях, ведь король там – главный судья. Это была тысяча вторая сказка Шехерезады!

Мне было тогда 23 года. Я буквально впала в прелесть – так была очарована всем этим шиком и блеском. Даже хотела остаться в своей любимой Африке навсегда. Андрей меня отговаривал и фактически спас от этой «золотой клетки». Вернувшись в Россию, мы вместе начали снимать документальные фильмы для канала «Россия-1».

В Доминикане брали интервью у Хулио Иглесиаса, В США в штате Алабама разыскали Раймонда Моуди и на основе его книги сделали фильм «На пороге вечности. Код доступа». В Париже спродюсировали съемки закулисья самых экстравагантных шоу в мире – «Мулен Руж», «Лидо», «Крэйзи хорс». Откровенные рассказы русских танцовщиц вошли в фильм «Красота по-русски».

Затем мы создали компанию «Миллениум-Медиа» и как независимые производители стали снимать свои проекты. В течение нескольких лет мы очень сблизились и в конце концов поженились. И вот, четыре месяца назад у нас родилась дочь-костариканка.

– А как вы оказались в Коста-Рике?

– Страна, девиз которой «pura vida», была знакома мне еще из папиных рассказов. Я знала, что там пьют выдержанный ром, курят крепкие сигары, танцуют жаркую сальсу и не следят за временем. Мне всегда хотелось пожить в самой счастливой стране мира. Когда в России начался кризис, в связи с известными событиями, основное внимание на телевидении стало уделяться политическим дискуссиям и пропаганде. Тогда мы с Андреем решили уехать из страны. Шесть месяцев снимали туристическую программу в Эквадоре. Но жить в Кито не смогли – на высоте почти три тысячи метров нечем дышать. Да и до океана, о котором так мечтали в Москве, не доедешь – часов восемь на автобусе. В Коста-Рике в этом отношении вообще счастье, два океана в доступной близости, прекрасный климат.

– Значит, вы здесь живёте, а работаете на Москву?

– Мы не работаем на Москву. Мы сотрудничаем с российскими телеканалами. Сейчас снимаем большой сюжет об ананасах для программы «Еда живая и мертвая» на НТВ. Это очень интересная тема; мы съездили на плантацию, посмотрели, как выращивают этот фрукт, узнали, что из ананасов делают не только сок и компоты, но и вино и даже ткани! Затем думаем снять эпизод о кокосах, это очень интересный продукт, и россияне мало что о нём знают. Одновременно мы работаем над документальным фильмом о православных приходах в Латинской Америке. Часть фильма сняли в Эквадоре. Сейчас набираем материал о нашем храме в Коронадо. Записали интервью с Николаем Ивановичем Захаровым, который был одним из основателей общины.

– А какие планы на будущее?

– Мы хотим выпускать еженедельную программу о России на местном телевидении. Это особенно актуально в преддверии Мундиаля. Ну и, конечно же, все дальнейшие планы связаны с Коста-Рикой. Мы нашли свое счастье в самой счастливой стране мира.

– Огромное спасибо, Нина, за увлекательный рассказ, в дальнейшем также напишем о том, как вы снимали фильмы о Хулио Иглесиасе и других знаменитых людях. Желательно сделать статью и о том, как вы снимаете фильм об ананасах. Так что продолжение следует!