Антонио Варгас – хранитель истории

Антонио Варгас Кампос – выпускник РУДН, главный историк Музея Хуана Сантамария в Алахуэле. Он доскональный знаток истории Коста-Рики, особенно периода XIX века. В своём музее он подготавливает материалы для научных исследований. Также принимает группы школьников и организует передвижные экспозиции в отдаленных районах страны.

Благодаря встрече с Антонио Варгасом, я смогла познакомиться с Историческим культурным музеем Хуана Сантамарии в Алахуэле, где раньше быть не доводилось. Музей располагается в самом центре города. Это  большое двухэтажное здание с красивым внутренним садом, где кроме 6 музейных залов,  есть и 3 выставочных зала для временных экспозиций, аудитория, большая библиотека и видеотека. Музей назван в честь национального героя Коста-Рики, о котором сложен вот такой гимн:

«Cпоем весело о выдающейся памяти

Этого бессмертного солдата Отчизны,

В честь исторической славы которого мы все   вместе споём

Радостный торжествующий гимн.

Мы воспоём героя, который в Ривасе, напористо,

Презирая яростный треск бога войны Марса,

И смело поднимая свой сияющий факел,

Бежит стремглав, чтобы умереть, улыбаясь, за Родину».

– Антонио, видно, что это здание старинное. Что раньше находилось тут и как располагается вся музейная экспозиция?

– Это здание раньше было построено для казарм военного гарнизона города Алахуэлы, а во второй половине здания (одноэтажной) была тюрьма. Затем, после ликвидации армии в Коста-Рике, здесь временно располагались разные учреждения, а с 1980 года открылся музей. Я вам покажу всю основную экспозицию. Я её знаю досконально, так как часто вожу экскурсии школьников. Персонал музея немногочисленный, и если прибывает большая группа, мы её разделяем на несколько групп поменьше и все участвуем в качестве экскурсоводов. Сюда приезжают школьники начальных школ как из Сан-Хосе, так и из других городов Центральной долины. Бывают и университетские экскурсии, но не так часто. Зато иностранных туристов бывает немало, ведь наш город находится очень близко от аэропорта. Посетителей из Гуанакасте, Пунтаренаса или Лимона мы тут видим очень редко, поэтому мы устраиваем выездные экспозиции и сами к ним едем. Например, сейчас группа наших сотрудников поехала работать в город Паррита, на побережье Тихого океана.

Antonio Vargas 22

Экскурсия начинается с залов, где выставлены старинные одежды и предметы каждодневного пользования той эпохи. Затем посетители заходят в залы, посвященные войне 1856 года, где показаны макеты батальных сцен, карты перемещения войск и портреты военно-командующих.

Для тех, кто не в курсе, объясняю: война 1856 года была освободительной, против так называемых «флибустьеров», частной армии из южных штатов США под предводительством Уильяма Уокера. Этот господин вторгся в Коста-Рику и другие страны Центральной Америки с целью порабощения их населения. Раз южные штаты США проиграли гражданскую войну и рабство в стране было запрещено, Уокер решил захватить другие страны и превратить их жителей в рабов. В Никарагуа Уокер смог пробиться к центральной власти, однако в Коста-Рике он встретил препятствие в виде храброго и хорошо вооруженного населения, возглавляемого решительным президентом под именем Хуан Рафаэль Мора. Коста-риканское войско в городе Ривасе разгромило американцев, причем в этой битве особо отличился молодой парень Хуан Сантамария; он, невзирая на перестрелку, подбежал к зданию, где засели флибустьеры, и своим факелом поджёг его. А потом упал и умер от ран. Так Хуан стал национальным героем и его фигура с факелом в руке украшает центральный парк города Алахуэлы, откуда он был родом. Однако эта победная война закончилась плачевно: солдаты на границе с Никарагуа заразились холерой и по дороге домой почти все умерли от этой страшной инфекции. При этом заразили многих других людей, и в том году в стране от холеры вымерло десять процентов населения.

– В истории Коста-Рики не так много революций и войн?

– Это, действительно, так! Все наши вооруженные столкновения можно пересчитать на пальцах одной руки. Слава богу, Коста-Рика всегда отличалась миролюбием и умела решать свои проблемы мирным путем. Кроме упомянутой войны 1856 года, можно припомнить битву при Очомого в 1823 году, приграничный конфликт с Панамой 1921 года, гражданскую войну 1948 года.

– Антонио, а как вы стали историком?

– Я с детства хотел работать в музее. Мы жили в Лимоне, затем в Гуапилесе, а там в те годы не было ни музеев, ни театров, ни выставочных залов. Поэтому когда в 6-летнем возрасте я с родителями попал в Сан-Хосе и меня повели в Национальный музей, я был в восторге! Мне показалось, что там был просто другой мир. В зале отечественной истории я увидел оружие, одежды и предметы, принадлежавшие коста-риканским солдатам XIX века. И с тех пор увлекся историей.

Когда в 1977 году я закончил среднюю школу и мне представилась возможность поехать в СССР на учебу, по линии партии Вангвардия Популяр, я ни минуты не колебался и с большим энтузиазмом отправился в Москву. Учился в Университете дружбы народов, бывшем имени Патриса Лумумбы. Многие думают, что история – это профессия для школьного учителя. Тем не менее, в Москве нам дали очень широкое образование, мы учили историю разных народов мира, историю отдельных периодов и событий.

В Москве мы жили очень весело, я на каждые каникулы ездил в строительные отряды, там было очень интересно, мы развивали свои мускулы, кроме того, нам платили за работу. Мы там работали на кирпичном заводе. Навсегда запомнил влажный запах Сибирской тайги. Побывал в Казахстане, на Черном море.

Antonio Vargas 9 Antonio Vargas 8 Antonio Vargas 3

Тоже припоминаю один забавный случай. Когда умер Брежнев, которого мы между собой звали «Леонидас Бренес», мы, как всегда, устроили в общежитии в субботу шумную вечеринку, несмотря на траур в стране. На следующее утро комендант общежития пришел, чтобы сделать выговор, но мы все уже разбежались. Я был у себя дома, с женой, все остальные тоже успели скрыться. Остался один растерянный мексиканец, который в общем-то был ни при чем, и его захватили, как козла отпущения, и за нас примерно наказали.

Учеба в Москве, действительно, расширяет кругозор. Одно то, что ты пересекаешь океан и попадаешь в Европу, в другой мир, делает тебя совершенно новым человеком. Я там смог познакомиться с людьми разных национальностей, студентами из Африки, Азии, из разных республик Советского Союза. Кроме того, изучал историю. Так что я узнал новую жизнь как вширь, так и вглубь.

– Значит, вы в России женились?

– У меня в Москве есть два сына: Антон и Мартин, у каждого из них уже есть по ребенку, это мои внуки, все русские. Мартин часто приезжал раньше навестить меня, даже однажды прожил здесь целый год, но в последнее время обзавелся семьей и уже не может себе этого позволить. С их матерью я жил несколько лет, однако к моменту окончания учебы она не решилась оставить свою страну, семью и друзей. Предпочла сама воспитывать сыновей. Она родом из Московской области. Недавно приезжала ко мне в гости, я её свозил на Тихий океан и на Карибское море. А здесь, в Коста-Рике, я одно время сошелся с местной женщиной и  от неё у меня есть один сын и внучка Валерия. Но сейчас после развода у меня семьи нет, так мне спокойнее.

Antonio Vargas 7

– Где вы работали после окончания учебы?

– По возвращении, я поехал работать в Никарагуа, с 1985 по 1988 год жил в городе Леон. Это очень старинный город, там есть большой университет. В 80-е годы Никарагуа испытывала острую нехватку специалистов, так как в результате гражданской войны 70-х годов из страны произошла массивная утечка мозгов. Тогда многие солидарные страны – Советский Союз, Куба, Канада, Англия – послали свою помощь. Поехало более 3000 костариканцев. Зарплаты нам платили невысокие, но в те времена там всё было очень дешево. Я преподавал историю на вечернем отделении, а также по субботам давал курсы повышения квалификации для преподавателей и специалистов.

Затем, вернувшись в Коста-Рику, я поступил на работу в Государственный университет заочного обучения (UNED), работал в Картаго, Сан-Хосе и Пунтаренасе. Также преподавал в двух государственных средних школах. В этом музее я работаю с 1990 года, вот уже 26 лет. Моя должность – главный историк, я – ответственный за экспозиции и запасные коллекции. Мне помогает ассистент Андрес Нуньес Валерио. Кое-кто думает, что в музее нечего делать. На самом деле, работы тут очень много. Как уже сказал, я часто провожу экскурсии, научно-популярные лекции. Также ежегодно мы даем три 3-дневных курса повышения квалификации для учителей государственных школ. На этих курсах используем современные методы обучения: не только читаем книги, но и организуем театр, заставляем их рисовать, делать стенные газеты. И результат очень успешный. Нам звонят и приглашают давать курсы в разных городах. Приходится разъезжать по стране, тут не заскучаешь. Иногда мы делаем пешие экскурсии по старой дороге из Сан-Хосе в Пунтаренас через Охо-де Агуа, по дороге объясняем и рассказываем, как раньше люди путешествовали на повозках, запряженных быками.

Моя основная работа – принимать и классифицировать документы, складировать их и формировать новые экспозиции. Вот недавно вдова Мануэля Моры, основателя и лидера коммунистической партии Коста-Рики, подарила музею практически всё, что было в их старом доме, вплоть до портрета любимой собаки. Там было много книг, писем, других документов, различные медали, которые получал Мора в течение своей долгой жизни. Вместе с Оскаром Солорсано Альфаро, хранителем музея, мы занимались этим архивом два года. Музей иногда и покупает интересные предметы и документы, но чаще всего получает их в дар или по наследству из других музеев. Кроме того, я делаю исторические инструкции, на основе которых затем создаются новые экспозиции. Например, сейчас заканчиваю инструкцию о городе Алахуэле. В будущем году у нас откроется специальный зал, рассказывающий об истории нашего города.

Однако тема войны 1856 года остаётся центральной. Вскоре надо будет обновлять постоянную экспозицию. Я заметил, что знания об этой войне у людей очень поверхностные, даже у преподавателей истории, и поэтому подготовил и издал книгу о военной кампании 1956 года под названием «Caminos de Libertad» (Дороги к свободе). Книга содержит не только описание событий тех лет, но и множество фотографий музейных экспонатов, карт и писем участников той войны. Мы также издаем много разных брошюр, которые вручаем учителям – посетителям музея. А сейчас передо мной стоит еще одна большая задача: актуализировать общий каталог всех экспонатов музея. Ведь не за горами тот день, когда я выйду на пенсию, и нужно будет передать все свои знания новым работникам.

– У вас есть еще научные труды и публикации, кроме упомянутой книги?

– Нет, работа музейного работника другая. Мы не проводим исследования, а подготавливаем материалы для других историков. Они приходят в наш музей, просят нас помочь им развить ту или иную тему, и мы подыскиваем для них необходимые документы. Хотя, когда выйду на пенсию, вполне возможно, что возьмусь за написание статей или книг.

– Не могли бы вы вкратце рассказать об истории дипломатических отношений между Коста-Рикой и Россией?

– Да. Дипломатические   отношения между Коста-Рикой и Россией уже насчитывают 144 года. В мае 1872 года генерал Томас Гвардия направил письмо Царю Николаю II, в котором сообщил о своём вступлении на пост президента Коста-Рики. Начиная с этого года, коста-риканские правители поддерживали протокольную корреспонденцию с царской империей, которая продолжалась до начала ХХ века. Начиная с 1912 года, Коста-Рика назначила своего консула в Санкт-Петербурге, которым стал купец первой гильдии М.Б. Бернштейн.

В 30-х годах прошлого века среди широких слоев коста-риканского населения началось движение за нормализацию отношений с СССР. «Комитет друзей Советского Союза», который пользовался активной поддержкой со стороны «Партии Народного Авангарда», встал во главе этого движения. Президент Теодоро Пикадо решил начать переговоры в Мексике с послом СССР, и в результате обмена официальными нотами 8 мая 1944 года дипломатические отношения между обеими государствами были установлены. Заняться официальными делами Коста-Рики в СССР было доверено послу Мексики в Москве Луису Кинтанилья дель Валье, а советскими делами в Коста-Рике – Константину Уманскому.  Однако во время своего первого официального путешествия в Коста-Рику 25 января 1945 года этот дипломат вместе с сопровождающими его лицами погиб в авиакатастрофе.

Но последующее развитие событий в период холодной войны не способствовало улучшению взаимоотношений. Только к концу 60-х годов Коста-Рика начинает процесс возобновления связей с СССР. Начиная с 1970 года, торговые отношения открыли возможность для расширения научных и культурных контактов. Официально советское посольство было открыто в Коста-Рике в конце ноября 1971 года. Первым послом СССР в Коста-Рике стал В.Н. Казимиров. В течение семидесятых годов поддерживались динамичные отношения в экономической, торговой и научно-культурной сферах. В восьмидесятые годы региональный центрально-американский конфликт и его идеологические составляющие вызвали снижение советско-коста-риканских связей.  После распада СССР, отношения продолжились с Российской Федерацией как его законной наследницей.  Коста-Рика признала новое Российское государство почти сразу. И так, до сих пор между Коста-Рикой и Россией поддерживаются и развиваются плодотворные дипломатические, культурные и торговые отношения. У нас в музее однажды я устроил экспозицию о России. И тогда на открытии нас посетил русский посол.

– Спасибо за информацию. Антонио, а вы вспоминаете ваши студенческие годы?

– Конечно, вспоминаю русскую еду: борщ, пельмени, только сало мне никогда не нравилось. Собирал грибы в лесу. Русская природа очень красивая, но зима там очень холодная! Однажды температура упала ниже 30 градусов мороза. Зато потом весне радуешься всем сердцем. В Коста-Рике этого нельзя испытать, тут круглый год всё зеленое. Я часто вспоминаю Россию. У меня в Москве осталось много друзей, к сожалению, иногда люди умирают. Наступает тот возраст, когда приходится прощаться, это очень грустно.

– Антонио! Я Вам очень благодарна за сегодняшнюю встречу, которая обогатила меня таким количеством знаний! Успеха Вам в Вашей интересной работе!